Понедельник
29.05.2017
01:18
ИНФО
Внимание! Для дорогих посетителей, желающих получить бесплатную психологическую консультацию по телефону, получить возможные рекомендации по своему случаю - тел.: 8(915)102-88-35. Благотворительные консультации с 15:00 до 20:00 по будням и в субботу до 18:00 Также можно проконсультироваться и получить направление к надёжным универсальным и опытным узким специалистам

8(915)102-88-35
"ВСЁ БУДЕТ ХОРОШО, ДАЖЕ ЕСЛИ ПО-ДРУГОМУ!"
Block title
Поиск
Календарь
«  Май 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Природа|meditatio
Cat's meditation
Друзья сайта
 ТРЕНИНГИ ОТНОШЕНИЙ ДЛЯ ЖЕНЩИН И МУЖЧИН, женские мастерские, женско-мужской клуб, тренинги уверенности, успешности, достижения целей и самореализации КИНОЗАЛ-САД  КИНОФИЛЬМЫ СПЕЦИАЛЬНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ (В ТОМ ЧИСЛЕ ПО ТЕМЕ: «ВСЁ О ПСИХОЛОГИИ, ЛИЧНОСТНОМ РОСТЕ, САМОРЕАЛИЗАЦИИ, ПСИХОТЕРАПИИ ВОСТОКА и ЗАПАДА» НЕАРДОР
Vitality+Партнёры
Rambler's Top100 Онлайн анализ сайтов и поисковая оптимизация MedLinks - Вся медицина в Интернет Справочник предприятий, компаний Москвы (Бизнес контакты) Желтые страницы Салоны красоты Москвы Бесплатная ДОСКА ОБЪЯВЛЕНИЙ: Из рук в руки! Психология 100 www.b17.ru - Источник информации о психологах 495ru.ru GlavBoard.ru Медицинская доска бесплатных объявлений. Каталог сайтов тематики: медицина, красота и здоровье. Бесплатные объявления Москвы mednavigator.ru Каталог сайтов femina.com.ua Лечение депрессии в Москве. Психолог-психотерапевт PromoServer Бизнес-Маркет :: доски объявлений Потеенко Юрий Владиславович , ИП в Желтых страницах СНГ. Объявление : Психолог-психотерапевт в Москве. Зачем? Как? Что? Тренинги и семинары по психологии МирыМосквы.ру LibeX: книжный магазин. Купите подержанные книги или продайте свои

Центр современной психологии Psychologist O. D. |Москва

Знаки на пути

«Рожденное от плоти есть плоть,
а рожденное от Духа есть дух.
Не удивляйся тому, что Я сказал тебе:
должно вам родиться свыше».
(Иисус Ев. от Иоанна 3)

До электрички еще оставалось более часа. Я сидел на перроне и щурился от утреннего весеннего солнышка. Весна самое любимое мною время года. Оживает природа, зеленея молодыми еще клейкими листочками. Обычно и душа наполняется предвкушением чего-то нового и кажется, что что-то хорошее обязательно должно произойти в этом году. Да чего там в году, возможно уже через недели полторы, вот закончу очистительную голодовку. Я традиционно в это время уезжал в горы на две-три недели поголодать. Вот и сейчас, первые самые тяжелые трое суток уже были позади, а впереди более двух недель беззаботной жизни в горах, там голодовка всегда проходит легко. Заберусь в какой-нибудь укромный уголок и всех делов-то - работа с собственным сознанием! Клево, и организм почищу и мозги. Глядишь, что-то в голове прояснится, что-то пойму, что-то откроется...

Стоп! А с чего это я взял, что что-то должно открыться? Эта мысль меня ошарашила своей неожиданностью, вернув из фантазий в реальность. Раньше у меня в подсознании оказывается крепко засела мысль, что в результате голодовки обязательно что-нибудь должно произойти, что-то открыться... А если ничего не произойдет? Ну почищу я организм и все... С чего это я взял, что Он в обмен на мою голодовку поделится со мной чем-то сокровенным? Я невольно посмотрел на небо, где, как и многие, предполагал, находится Он. А может быть Ему моя голодовка вовсе не нужна? Может быть, я с собой вообще делаю что-то не то? Да как я вообще могу знать, каким мне надо быть? Ведь это Он меня мутузил всей жизнью, делая из меня того, какой я сейчас уже есть! Значит я сейчас такой, каким Он меня сделал! Значит я Ему сейчас именно таким и нужен. Так чего я пыжусь, пытаясь претворить свои догадки в жизнь? Да так ли это должно быть? Я уже есть! Я каждое мгновение продукт Его воли! Что бы я ни делал и ни пытался сделать – все предрешено Им!

Я опять посмотрел на небо. «Пап, да какой же я идиот! Чего я напрягаюсь? Лепи из меня чего хочешь, Тебе видней кем мне быть и каким! Хочу лишь быть податливой глиной в Твоих руках! Мне ничего взамен не надо! Мне нет разницы, что Ты из меня вылепишь! Я весь в Твоих руках! Я весь Твой, со всеми моими достоинствами и недостатками! Я согласен быть любым, каким Тебе нужен!»

От этого понимания внутри произошло что-то необычное. Я словно сбросил с себя груз. На душе стало легко и беззаботно. Мне стало все равно какой я, раз я Его творение, Он меня таким сотворил, значит таким я Ему и нужен. Наверное я улыбался как идиот, привлекая внимание многих ожидающих на перроне. Я уже ничего не ожидал от предстоящей голодовки, просто жизнь идет, и я сейчас ожидаю электричку, а там, будь, что будет, я на все согласен. Все равно будет все так, как Он повернет, так чего же тогда напрягаться. Почему-то меня это радовало и чуть ли ни веселило.

Однако моя беззаботность и улыбающаяся рожа все же привлекли внимание одного пожилого мужчины. Он подошел ко мне и заговорил о каких-то кроликах и о саженцах. Как бы между прочим он предложил мне поехать на другой электричке и совсем в другую сторону. «А что мне терять? – Подумал я, - какая разница, где проводить голодовку, тем более что там тоже горы, и я там еще не бывал».

Уже покачиваясь в вагоне, я неожиданно осознал, насколько легко решил поменять направление, словно никогда не был таким твердолобым. Что-то действительно во мне изменилось. «Ну что ж, Папа, туда, так туда. Однако это Ты меня на вшивость проверял, предлагая изменить направление». Эта мысль вновь вызвала улыбку и удовлетворение.

Тогда я еще даже не предполагал, как сильно это весеннее утро внесет изменения во всю мою оставшуюся жизнь. Оно стало точкой отсчета. Жизнь резко изменилась, и не в этом году, и даже не во время предстоящей голодовки, а в те самые минуты на перроне когда я отдал себя в Его руки.

Мой новый знакомый оказался интересным гидом. Благодаря ему я впервые попал к колодцу Феодосия Кавказского и узнал об интересной судьбе этого Святого Руси. Встретился с неординарными современными монахами предпочитающими обращаться в молитвах к Деве Марии. Застал еще в целости часовню и звонницу построенные прямым потомком Лермонтова – Владимиром Лермонтовым. Да позже и с ним самим познакомился. В общем, жизнь забурлила и окрасилась какими-то новыми красками. Наполнилась чем-то совершенно необычным.

Более полугода ярко ощущались Его руки. Я в полной мере испытал, что такое Поток. Каждая жизненная ситуация была пропитана Его проведением. Это не было легкой прогулкой по жизни, уж слишком много во мне оказалось лишнего мусора, за который я держался задогматизированный устоями общества и своей твердолобостью. Я даже не подозревал, что многие ценности, навязанные мне обществом, его моралью и воспитательной работой, на проверку окажутся не просто ненужным хламом, а липовой дорожкой, ведущей в диаметрально противоположном направлении.

Но Он мне умело создавал жизненные ситуации, в которых остро высвечивалась моя привязанность к ложным ценностям. В основном это проявлялось через конфликт, болезненный и жесткий. И вместе с тем было очевидным, что эта ситуация возникла из ниоткуда. Она ярко светилась своей нелепостью. Становилось понятным, что она создана специально, значит я должен ее пережить, значит мне надо в ней что-то понять. Не могу похвастать, что сразу принимал все в полном смирении, ведь порой резалось по самому живому, по самому наболевшему. И все же смирение и честность с самим собой оказывались лучшими помощниками. И только через двое-трое суток полного смирения приходило понимание освобождения. Привязанность рвалась, высвобождая связанную ей энергию и не впадая в длительную депрессию, которая казалось, была неминуемой, меня выбрасывало в эйфорийное состояние от осознания новой степени свободы. «Надо же! – Думалось мне потом, - а я и не предполагал, что держался за то, что являлось эгоистической привязанностью и как оказывается легко без нее жить!»

Я привык ощущать в каждой ситуации Его руку, и смело шел навстречу всему происходящему. Со временем стало абсолютно безразлично какой я и что я делаю. Меня наполняло тотальное доверие всему, что Он со мной делает. Я всем своим существом ощущал этот путь, все остальное стало почти безразличным. Мне нравилась такая жизнь, и я получал наслаждение от чувствования Его рук, от ощущения того, что меня куда-то несет по Его воле. Тогда я еще не знал, что самое важное со мной происходит не вовне, а внутри – я полностью потерял интерес к собственной персоне. Однажды посмотрев случайно в зеркало, увидел там только отражение своего тела. Оно было пустым, меня там не было. Черты лица словно ожили и стали самостоятельными. Было такое ощущение, что они находятся в постоянном движении, которое невозможно было зафиксировать. Но меня и это не взволновало, вызвав только усмешку: «Надо же, белиберда какая-то творится».

Критический момент настал в начале следующего года. К тому времени у меня порвалось и разрушилось все, что так ценится в социуме. Я развелся, оставив жене и дочери квартиру и все нажитое имущество, а сам жил на даче у сестры, не имея ничего. Бизнес, которым ранее занимался, лопнул, оставались считанные рубли, чтоб сводить концы с концами. Но внутри было полное спокойствие, меня не заботило моё «я». Вместо этого в душу стало проникать что-то теплое и радостное.

В канун рождества каким-то образом вдруг пришла мысль, что нужно сходить в горы. Чувствовалось, что предстоящий поход – это одно из звеньев Потока, который к этому времени стал стремительным и ощущался более ясно, чем прежде. Порывшись в отцовском сарае, я нашел старенький рюкзак. От челночного бизнеса оставались здоровенные мешки из плетеной синтетики, от дождя они конечно спасти не могли, но иллюзию палатки создать можно было. «А, - беззаботно подумал я, - куплю кусок полиэтилена, прищепками закреплю и нормально». Спальник соорудил из расползшегося старого ватного одеяла и бумажных мешков. Самому было смешно от подобной экипировки, но меня это не удручало.

На станцию Индюк добрался на электричке уже далеко за полдень. Оставалось еще часа четыре светового времени, чтобы подняться на гору с тем же названием. Здесь я был впервые. Просто однажды увидев ее издалека, решил, что непременно должен на нее сходить. Поэтому в этот раз особых проблем с выбором, куда идти не возникло. Меня не смущало незнание троп. Не такой уж он высокий, этот Индюк, даже километра нет. Достаточно ощущать направление, ну а в горах я ориентировался неплохо, к тому же имел не малый туристический опыт.

В общем, с предвкушением чего-то нового и манящего я начал восхождение. Гора не очень-то легко согласилась с моим намерением. Не зная местных троп, я штурмовал ее в лоб, напрямую, временами обходя каменные завалы. Но больше всего выматывали шкуродеры, так местные охотники называют густую молодую поросль деревьев и кустарников, которую невозможно обойти, не зная местности. Приходилось протискиваться сквозь сплетения тонких стволов или вовсе проползать на карачках, пользуясь кабаньими тропами и постоянно цепляясь рюкзаком. На мое счастье снега в горах было не много. Зима была довольно теплой, и в последние дни чаще шел дождь, чем снег, но местами все же приходилось проваливаться в сугробы по колено.

Вымотавшись, я к вечеру все же добрался до вершины. Оставалось еще минут сорок светового времени, чтобы устроиться на ночлег. В районе основной вершины, уходящей каменными небоскребами в небо, площадки, хоть сколько-нибудь способной приютить, не было. Мне пришлось направиться по хребту в северо-восточном направлении. Но и там мест пригодных для ночлега не встречалось. Я не вредничал и примерял любую расщелину между камнями, чтоб скоротать ночь, некоторые места меня почти устраивали, но что-то влекло по хребту дальше на север. В одном месте я даже вытряхнул рюкзак, решив остановиться на ночевку, и все же пошел посмотреть, что там дальше. В конце концов, оценив около десятока мест, я свернул на западный отрог хребта. Тут и остался. Почему-то ходить дальше и чего-то искать мысль больше не возникала. Быстро натянув мешок между деревьями, создал подобие палатки. Полиэтиленовую пленку я так и не купил, но сейчас было не до нее. Оставались считанные минуты до заката, и я опять поднялся на основной хребет, чтоб не пропустить зрелище заходящего солнца и хоть немного осмотреться.

С хребта вид открывался в обе стороны, но солнца уже не было. Его скрывала темно-синяя полоса грозовых туч. Именно оттуда веял холодный ветерок. Было очевидно, что надвигается серьезная непогода. И все же просторы завораживали своей бескрайностью. Воздух был чист и прозрачен. Мне казалось даже, что я видел у самого горизонта краешек моря. Возможно, что так оно и было, оно должно находиться именно там. Внутри меня по-прежнему было радостно и спокойно. Почему-то меня не беспокоили надвигающиеся грозовые тучи. К своей импровизированной палатке я спустился уже в сумерки.

Все же мешок-палатка был коротковат, я помещался в него лишь по плечи, но меня это не смущало, даже нравилось смотреть на звездное небо. В горах звезды кажутся значительно ближе, их намного больше и они крупнее. Усталость взяла верх и я быстро уснул. Ночью проснулся лишь однажды. Было довольно светло, так как ярко светила луна. Кругом бушевал ветер с шумом раскачивая верхушки деревьев, но у меня внизу было довольно тихо. Основной хребет был метров на двадцать выше, прикрывая мой лагерь от натисков ветра. «Вот уж действительно за каменной стеной», - подумал я. Но самое интересное было наблюдать за обрывками туч, которые как в ускоренной съемке вылетали из-за хребта и проносились над самыми кронами деревьев, под которыми я лежал. Зрелище было чрезвычайно прикольным, но я все же опять скоро уснул.

Утром все было насыщено густым плотным туманом. «Вот я и в облаках. Дошли сюда грозовые тучи», - догадался я. Лес кругом трещал, ветер выл по ущельям, но у меня было довольно спокойно. «Все же как удачно я расположился, спрятавшись за стеной хребта», -казалось мне. Но истинное удивление я испытал чуть позже. Разведя костер и обогревшись, мне захотелось, несмотря на плотный туман, исследовать ближайшие окрестности. Но я не прошел и сорока метров вниз по отрогу хребта, пришлось почти бегом возвращаться в свой лагерь из-за начавшегося сильного дождя. В лагере было по-прежнему тихо, и дождь не шел! Осенившее предположение бросило меня вверх по отрогу хребта, к моей спасительной каменной стене. Но и до нее дойти не удалось, там тоже, буквально в двадцати метрах от мешка-палатки лил конкретный ливень! Теперь я уже слышал, что кругом шумит не просто ветер, кругом идет проливной дождь. И только на моем маленьком пятачке, диаметром в двадцать-тридцать метров, все тихо и спокойно!
Сразу вспомнилось, как вчера вечером делал попытки остановиться на самом хребте. Теперь я осознавал, что там сейчас творится. Куча эмоций сразу овладели мной, я не знал, то ли радоваться, то ли удивляться. Я был взбудоражен нахлынувшими чувствами и необычностью ситуации. И почему я вчера, видя, что надвигается мощная гроза, даже не подумал о том, что не готов к встрече с ней?

Несмотря на шквал эмоций, мой прагматический ум все же попытался найти объяснение этому феномену природы. По-видимому, все дело было в хребте, за которым я расположился. Он стоял мощной преградой на пути штормового ветра и грозовых туч. Тучам приходилось подниматься под натиском шквалистого ветра, чтобы проскочить это природное препятствие. Преодолев его, они получали встряску сбрасывая весь накопившийся конденсат, и какое-то время пролетали пустыми. Именно в этот промежуток меня и угораздило попасть. Не знаю, так это происходило или не так, но это объяснение самому себе меня удовлетворило. Иначе можно было бы превратиться в полного мистика.

Я провел на своем спасительном пятачке целый день и еще одну ночь. Меня нисколько не заботил этот плен непогоды. Внутри было ровно и спокойно. Мысли потеряли свою жесткость и угловатость, стали похожими на туман, окружающий меня. Иногда отдельные крупные капли все же долетали. От пропитанного сыростью тумана одежда стала влажной и тяжелой, но это было ничто в сравнении с тем, что творилось вокруг почти двое суток. Я наслаждался своим уединением и невероятностью ситуации.

Тогда я даже не предполагал, что самое невероятное начнется, когда я спущусь с гор, и этот случай со спасительным местом поможет мне пережить крутые изменения. Только не снаружи, а внутри меня самого. Без этого случая в горах вряд ли я смог бы позволить происходить тем изменениям, которые разрушили все мое прежнее миропонимание. Каждый раз, когда на меня накатывала очередная волна неуверенности и желание остановиться на достигнутом, всплывали ночевки на Индюке, и я расслаблялся, позволяя войти чему-то новому, каким бы необычным и непривычным оно мне ни казалось. Эти новые переживания перевернули меня целиком, вытряхнув старый хлам и наполнив новым видением мира. Ни в каких грезах я не смог бы пожелать себе подобных переживаний, у нашего ума просто нет на это способностей.

Нет, не нужно ничего просить у Него, тогда Он может дать нам то, чего мы не в состоянии даже вообразить. Достаточно лишь позволить Ему лепить нас. Это действительно второе рождение, так как теперь жизнь начиналась с чистого листа, и сделала это та невероятная Сила, которой я доверился тем весенним утром на перроне.

"Странно, что когда был вопрос, сомнение, неуверенность в чем-то или в ком-то, какая-то проблема, беспокойство за какие-то дела, которые то ли нужно было делать, то ли не нужно, то можно сказать, что он как бы получал ответ в ФАКТАХ - ни озарение, ни внушение, ни откровение, ни мысль - ничего подобного: материальный ответ в обстоятельствах, как будто Земля и сама жизнь давали ответ. Как будто сами обстоятельства брали его за руку, чтобы сказать ему - ты видишь?". (Сатпрем)
 
© "Второе рождение" (Автор книги "Между тигром и драконом")